Тень прошлого. Полная история деревни Воробьи

9
Добавлено: 15-02-2023, 09:12    
0
1 056

Автор: Бороздин Н. В.,
Уральское Историко Родоведческое Общество
Верхнетагильское отделение 


   Тень прошлого... Воробьи. Наверное не найдется в Верхнем Тагиле и окрестностях человека, который бы не слышал об этой деревне, а кто-то и бывал на месте, где когда то стояли Воробьи.
   Есть в Тагиле еще люди, кто помнят саму деревню, люди, которые родились и жили в этой деревне! Для тех, кто хранит память о Воробьях, фотографии из архивов тех жителей деревни, воспоминания и реконструированный план самой деревни. Давайте вместе представим, как оно было!

   Урочище Воробьи освоено русскими до прихода на Урал Демидовых, во второй половине XVII века раскольниками староверами. Об этом свидетельствуют найденные давние захоронения и рассказы стариков.

 
Урочище Воробьи, начало 2000-х

Урочище Воробьи, 2010-е. Вид от кладбища


   В 5 км вниз по Чусовой от впадения реки Большой Шишим с 1651 года располагалась Чусовская (Уткинская) слобода, которая защищала население от набегов. Слобода была еще и таможенной заставой. И, чтобы торговцы со стороны Аятской и Арамашевской слобод (из Сибири) не обходили таможню по Шишиму, здесь у скита старообрядцев выставили казачий дозор.
   А то, что казак по имени Воробей основал постоялый двор на пересечении реки Шишим с дорогой, это легенда В 1698 году в деревне проживало несколько семей старообрядцев Чекалиных, Воробьевых, Долгоруковых, всего человек двадцать.
   С началом строительства железоделательных заводов Демидовых, Воробьи оказались промежуточной точкой на пути обозов с железом к складам на реке Чусовой. По "Железному пути"через Воробьи, к пристаням Трека, Мартьяново, Чусовская, Каменка, шли караваны с заводов Невьянска, Верхнего Тагила, Верх Нейвинска, Рудянки сел Быньги и Шурала Первый караван прошел через Воробьи в 1702 году с Невьянским железом.
   От Воробьев в обе стороны по 25 вёрст - норма перехода лошади с грузом без остановки. Нелегкая это была дорога для людей и лошадей по камням, болотам и речкам, особенно летом. Поэтому большинство перевозок осуществлялось в зимнее время, по санному пути (по зимнику)
 
   После Демидовых Верхнетагильским заводом (ВТЗ) владел Савва Яковлев Собакин В 1795 году Савва переселил в Воробьи крестьян для содержания постоялого двора и выжигания угля.
 
   В деревне образовалось 24 двора на 200 человек. Это:
   5 братьев Гаренских с семьями всего 90 человек,
   2 брата Корикиных 26 человек,
   семья Кичигиных 11 человек,
   семья Шульгиных 8 человек,
   семья Ноженькиных 7 человек,
   семья Коревых 21 человек,
   семья Долгоруковых 16 человек,
   3 брата Клюкиных с семьями
   21 человек из Ирбита
 
   Через 100 лет, к началу 20 века, в 1898 году в Воробьях 44 двора на 351 человек Это:
   20 семей Гаренских, 144 человека
   10 семей Корюковых, 78 человек
   4 семьи Турушкиных, 27 человек
   3 семьи Аристовых, 25 человек
   7 семей Долгоруковы, Кичигины, Ноженькины, Фомины
   Стоявшие в окружении лесов, Воробьи стали базой производства угля Работали семьями. Весной рубали лес, разделывали на долготье (около двух метров).

 
Получение угля в лесной даче


   Лето, пока дрова сохли, занималось сельским хозяйством. Осенью клали кучонки, обкладывали дерном, поджигали. Прогоревшие кучонки разбирали, уголь охлаждали, не давая превратиться в золу Тяжелый и опасный труд, нет никаких приборов - только чутье и опыт.
   Воробьи занимали поляну вытянутую с Северо -Востока на Юго -Запад примерно на полтора километра.


Реконструкция плана деревни Воробьи по схеме Вениамина Гаренских


Современный снимок со спутника


   Деревня представляла собой длинную двухстороннюю улицу которую на две части делил Казачий Шишим (Есть ещё Большой, Малый, Чёрный, Восточный и Полуденный Шишим) С Западной стороны два дома и несколько хозяйственных построек образовывали "Банную улицу"
   На бойком месте стояли Воробьи. Сходилось в этом месте сразу четыре дороги. Из деревни Трека, стоящей на берегу Чусовой, из Верх-Нейвинска, из Верхнего Тагила и из ближней деревни Пальники постоянно кто-нибудь да ехал мимо...

   Деревня жила размеренно, по заведенному распорядку, мало общаясь с внешним миром. В конце 19, начале 20 века 8 лет отслужил в Москве в царской гвардии Андриан Родионович Гаренских. В Японскую войну 1904-1905 года воевал и вернулся на протезе Яков Николаевич Гаренских. Также были погибшие и раненые в Первую Мировую.
В 1912-1913 годах Воробьи серьезно пострадали от пожара.

   Смирнова Галина Николаевна, 1894 г.р. Учитель деревни Воробьи. Медсестра запаса с 1916 года. Майор в отставке.

   Из воспоминаний Смирновой Галины Николаевны:
   В Феврале 1917 г. пришли программы меньшевиков, большевиков и других. Разъяснение этих программ среди населения возложили на учителей. Так как я имела свою лошадь и отлично ездила верхом, мне достался поселок Воробьи в 20 км от Верхнего Тагила. В деревне Воробьи народ был темнее чем в Тагиле, много сектантов. Лечили знахарки. Часто были эпидемии оспы. Прививки называли «чертова печать» и говорили, что лучше умереть, чем всю жизнь быть с чертовой печатью. Если заболел малыш, носили в баню парить и до тех пор парили, пока оспины не сольются сплошь. Были почти все корявые, от малышей до стариков.
   Трудно было проводить беседы. Часто люди не собирались, не хотели слушать антихриста слова. Три дня билась, разъясняла, чтобы провести голосование. Людям сказала, что буду голосовать за список большевиков №6, и все проголосовали за этот список. Воробьевских за это стали прозывать краснопёриками и красноголовыми. А меня обвинили в том, что народ соблазняла за большевиков.
   По ходатайству родителей меня перевели в Воробьи. Школу там сделали, а учителя найти не могли, и меня, свободного человека, одиночку и отправили учительствовать.
   В июне 1918 года начались набеги белых. Искали членов Сельсовета, убивали сочувствующих. В Пальниках свили гнездо контрреволюционеры. Приехали и в Воробьи, чинить расправу. Вызвали меня на сход.
   - "Ты учителка народ соблазняла за Советску власть!"
   - "Не соблазняла, сами люди за эту власть голосовали".
   - "Вот и расправимся за твою власть красну".
   - "А на расправу мандат есть?"
   - Вот привезем в Тагил, там мандат по заслуге и получишь! Жители вступились за меня, сказали, что зла я не делала. Велели белые поселковому старосте меня везти в Тагил.
   А староста Гаренских встал на колени и просит пощадить его, говоря, что за мою голову его голова слетит. Велели тогда запереть меня в амбар до утра и караулить, чтоб не сбежала. А утром наехал Красный отряд рабочих и разгромил белых и я на свободе.

   Вскоре наш староста привез из Тагила весть, что идет мобилизация. Я сразу поехала в Тагил записываться. Пригодные же к службе мужики стали укрываться в лесах. Никому особо не хотелось сражаться за чьи-то, не очень понятные интересы.
   Если в других краях сражались за землю, то земля Воробьёвская была тем ещё "сокровищем", рос на ней только овёс да трава. Да и не были Воробьёвцы классическими крестьянами. Они ведь обслуживали металлургические заводы. Были возчиками и углежогами. Вот и скрывались в лесах до лучших времён. Когда военные уйдут из деревни, жена или мать брали уздечку и шли в пес, чтоб сказать мужу, что опасность миновала и можно возвращаться домой. Уздечку брали на всякий случай. Вдруг кто из "борцов за то или за это" всё же попадётся на пути. Тогда в ход вступала железная отговорка - лошадь в лес убежала, иду искать. Вот и уздечка... (Почти из слова в слово мне это же рассказывала моя бабушка. Только добавляла, что брала с собой краюху хлеба, для тех кто скрывался в лесу. Примечание от Гаренских В. Г.)
   Однажды командир отряда пригласил меня и сказал, что комиссар отряда Медведев Иван Алексеевич уехал с отрядом на задание и не вернулся, нужно ехать и найти. Достал карту, показал район Кузина - это по старой Шайтанской дороге и сказал, что Медведев И. А. отправлен с заданием, взорвать мост в Билимбае. С ним 5 человек. Ехать надо через Воробьи, места знакомые, по дороге заехать к леснику. Со мной охрана-пять конных мадьяр.

 
Медведев Иван Алексеевич - его именем названа улица в Верхнем Тагиле


   После 12 часов дня выехали, лошадь дали хорошую, быстро доехали до Воробьев. Зашли в крайние избы с расспросами. Один мой ученик сказал, что несколько дней назад он видел пятерых на стриженых лошадях, проехали очень быстро, двое впереди, а трое сзади, в сторону Шайтанской дороги.
   На этой дороге в восьми километрах жил знакомый мне лесник Нефед Прокопьевич, кум Макара Несторовича Бороздина. Зашла я на свою бывшую квартиру к Бороздину Макар Нестеровичу. Взяла у его жены, Клавдии Игнатьевны, платок и туесок, и поехала на выезд из Воробьев по старой Шайтанской дороге.
   Подъезжая к даче лесника, моя конная охрана укрылась среди штабелей дров для приготовления угля. К Нефеду Прокопьевичу я заехала уже одна под предлогом, что Клавдия Игнатьевна заболела и просила дать немного меду. Нефед удивился - «Почему ты приехала, а не Петр?" (Петр, это сын Макара Нестеровича, крестник Нефеда). Отвечаю - «Бабе лучше, парня могут забрать в ополчение». Нефед: - «А разве Голубку (лошадь) забрали?».
   Отвечаю - "Красные обменяли на эту" Спрашиваю-«Говорят, что где то в твоих краях погиб комиссар, не слыхал ли?».
   Нефед нервно-"Зачем тебе комиссар? Ты учительница, вот и учи! Мало ли что народ болтает, только слушай!". Почувствовала, что врет, спросила прямо -«Где комиссар, видно по твоему лицу знаешь!». Божиться, что ничего не знает.
   Время клонило к вечеру, отъехала с километр от дома лесника, как вдруг выросли передо мной белые Окружили и начали засыпать вопросами, кто я, куда и зачем еду. Велели вывести их на Пальниковскую дорогу.
   Когда белые уехали, совсем стемнело, а я дорогу на Воробьи и до штабелей потеряла. Вернуться к Нефеду не могу, может белым выдать Услышала звук, отбиваемой косы, а потом свет от костра среди деревьев. Подъехала. Оказалось, это работник Нефеда.
   Он и рассказал подробно, что была стрельба, комиссара поймали по дороге на Пальники, привели живого, раздетого до гола, лошадь убили. Нефед запер комиссара в кладовую на замок. Утром белогвардейцы его расстреляли. Он до сих пор был не зарыт. Другого с ним, а это был Гаренских, иссекли шашками, где то недалеко лежит.


Гаренских Василий Николаевич - его именем названа улица в Верхнем Тагиле

   Тут же, несмотря на ночь, я вернулась к Нефеду. Сильно он смутился, когда увидел меня.
   - Опять приехала пытать?
   - Не пойму я тебя, Нефед что ты за человек? Креста на тебе нет! Почему сразу не сказал, что у тебя в кладовке сидел комиссар, и у тебя его убили?
   У того пот со лба:
   - Что мне делать, если приказали? А у меня семья, дети! Своя рубаха ближе к телу!
   Видать совесть все таки его заела. Утром пообещал показать могилу. Только легла, слышу конский топот, разведка белых ввалилась в избу, спросили, кто ночует. Нефед не выдал. Ответил: - «Учительница из Воробьёв».
   Вышли во двор и там минут 20 говорили. Думала, сердце разорвется на части, холодный пот выступил. Пронесло!
   Утром на поскотине Нефед показал тело. Медведев, лежал совсем голый, лицо покрыто портянкой, ноги босые.
-    Почему не зарыл?
-    Белые не велели!
   Горько было видеть эту картину. В Воробьях снова заехала к Бороздиным. Клавдия Игнатьевна пекла блины. Не успела блин съесть, как ребятишки прибежали и сообщили, что с горы спускаются белые. Я на лошадь, и с другого конца выехала на Тагил. В пяти километрах от поселка меня кто-то обстрелял. Лошадь загнала, но ушла от преследования.
   Спустя 50 лет, на Верхнетагильском кладбище, я возложила цветы к могиле комиссара. Перед глазами был Медведев, лежащий у Нефеда на поскотине. Слезы душили.


(Смирнова Г.Н.)

Верхний Тагил. Кладбище, первые ворота в тридцати метрах по центральной дорожке памятник Медведеву Ивану Алексеевичу и Гаренских Василию Николаевичу

Гаренских Вениамин Григорьевич
Родился и рос в деревне Воробьи. Старшие классы после войны окончил в Тагиле, в школа №12. Проживал в Новоуральске, скончался в 2021 году.

 
Гаренских Вениамин Григорьевич рассказывает:
К тридцатым годам 20 века потребность в угле отпала полностью. В 1932 году в Воробьях был выжжен последний уголь. Кое кто, оставшись без работы, поехали в Калату (сейчас Кировград) строить медькомбинат.
   В 1933 году началась коллективизация. Организация Колхоза «Красный Урал» прошла спокойно. Рассказов о кулаках и убийствах не было. Причины две: первая - в деревне не было заметного расслоения на богатых и бедных, вторая - малые масштабы Воробьев, 50-60 дворов. Каждый знал каждого. Правда, мучительно решались вопросы управления. Меняли председателей, надеясь выявить лучшего. Первым из числа успешных председателей вспоминали Степана Ивановича Гаренских.

   Не сразу пришли к бригадной форме. В конце концов организовали две бригады земледельческих и одну животноводческую.
   В колхоз пошли далеко не все. Тех кто не вступил стали называть единоличниками. Их судьба была не простой: ограничения в пахотной земле, непомерные налоги. Одни из единоличников уехали, другие стали лесниками, лесорубами, сплавщиками.
   Только перед войной, за два-три года, жизнь в колхозе сложилась. Настала сносная материальная жизнь.
   Колхоз имел 132 га пахотной земли. Выращивали: рожь, овес, ячмень, пшеницу, (горох меньше), картофель, капусту, свеклу, морковь, турнепс, лук и немного огурцов.

 

Вид на деревню Воробьи с востока, от Острова (кладбища)

   Обширные пастбища и покосы, позволяли успешно заниматься животноводством. Колхоз насчитывал: 40-50 коров, до 300 овец, 2-3 сотни кур, были кролики, три десятка лошадей, десяток свиноматок. Свиней в Воробьях не любили, их не было даже в личном хозяйстве.
   Машин и тракторов не было совсем, только лошади и ручной труд. Молочно-товарная ферма, овцеферма и свиноферма располагались на скотных дворах на «банной» улице. Кролики и птицеферма располагались в нежилом доме на краю деревни.

   Конный двор примыкал к школе. Конюхами работали: Терентий Павлович Гаренских, Иван Васильевич Гаренских и Алексей Игнатьевич Кичигин.
   На отшибе деревни была кузница. Кузнецом был Григорий Савич Гаренских.
   Помещение школы когда-то построил крепкий хозяин Макар Нестерович Бороздин Сначала он сдавал его в аренду, а потом боясь раскулачивания, уехал в Калату (Кировград).

Школа в доме Бороздина Макара Нестеровича


   В школе было две классные комнаты с большими окнами и хорошими партами, с открывающимися крышками.

   Был зал для занятия физкультурой. Были кухня с печкой для сторожихи и комната учительницы. Занятия в школе были в две смены. Зимой по вечерам в бывшей часовне работала изба читальня. Если много было народу и настроение устраивали танцы. Иногда выступала самодеятельность, чаще школьная. Осенью здесь проводились общие собрания колхозников.
   Стали привозить и показывать кино. Это были немые фильмы Генератор крутили ребята кто покрепче. А кто из грамотных читал текст на экране.
Магазин был бедным, туда заходили редко. Денег у людей не было. В «лавку» заходили, когда завозили товар, хоть посмотреть.
   В 1941 году на фронт ушли все годные к военной службе. Четверо были призваны в трудовую армию, это Гаренских П. М., Кичигин М. И., Аристов И. П., Ноженькин А. В. Всего за военное время на фронт было призвано 54 человека. В деревне остались одни женщины и дети. Были надежды, что все кончится быстро, что мы победим, как в Финскую.
   Председателем колхоза оставался Афанасий Васильевич Гаренских. Почта и школа работала без остановки всю войну. Почтальоном была Ипполинария Матвеевна Гаренских.
   Очень трудным и голодным выдался 1943 год. Картошку сажали глазками. В хлеб добавляли всякую всячину, вплоть до древесной трухи.
Трудно было с учителями. В школе около двадцати учеников и одна учительница Виктория Васильевна Гаренских, настоящая сельская учительница, умная, уважаемая учениками и их родителями. Её муж Григорий Андрианович Гаренских погиб. Виктория Васильевна летом 1944 года уехала вместе со своим сынишкой Германом из Воробьев.
   Школа остались без учительницы. С учителями в деревне всегда было проблемно, но все разрешилось удачно. В деревню Пальники прибыли эвакуированная семья из Ленинграда, мама и две ее взрослые дочери: Любовь Романовна с сынишкой Ромой лет четырех и Лариса Романовна. Любовь Романовна возглавляла фельдшерский участок, обслуживающий Пальники и Воробьи. А Лариса Романовна перед самой войной окончила среднюю школу. Вот её и решили сделать учительницей. В сентябре 1944 года Лариса Романовна начала уверенно учительствовать. Жила она у бабушки Надежды Кузьминичны Гаренских, добрейшего человека.
   В начале 1945-го в деревне прошел слух, что Пальниковско-Воробьевские Ленинградцы собираются домой. А уехали они перед самым днём Победы.


Лариса Романовна

   К сентябрю 1945 года приехала новая молодая учительница Анастасия Петровна Стрекалова, которая потом вышла замуж за Леонида Афанасьевича Гаренских, уцелевшего в войне и вернувшегося в Воробьи.
   После победы из 54 человек, пятеро вернулись инвалидами с ранениями или контузией, тридцать человек погибли или пропали без вести. И только восемнадцать уцелели, хотя из них многие были ранены. Из восемнадцати только девять осели на постоянное житьё в Воробьях.
   В 1946-1948 годах в деревне наблюдалось некоторое оживление. Построили мост через Шишим, конный двор, электростанцию. Но как и в войну львиная доля продукции колхоза уходила государству, на селе оставались крохи, жизнь оставалась тяжелой, выручало личное хозяйство. Женщины помоложе бегали в Верх-Нейвинск, чтобы продать несколько литров молока, пучок другой луку, ведро картошки.

   Строящиеся города притягивали. Молодые ребята, отслужив в армии, оседали в Билимбае, Тагиле, Верх-Нейвинске. После 1946 года 5 семей уехали в Верх-Нейвинск на строительство комбината. К 1969 году туда переехало 65 человек.
   С 1951 года стали уезжать в Тагил на строительство ТГРЭС. Деревня обезлюдевала и хирела.
   В 1956 году Воробьи вошли в подсобное хозяйство УЭХК, совхоз "Уральский". Это давало людям надежду так, как работали уже за деньги, а не за трудодни. Заново создали электрохозяйство, в избе-читальне сделали кинобудку, улучшилось снабжение товарами.

Воробьи в 1966 году (из личного архива Гаренских В. Г.)

 
Схема центральной части деревни от Гаренских В.Г.


   В центре деревни стоял столб, на котором в верху висел колокол, а внизу рельс которым, собирали людей на работу.


   Почти такой же, кстати был и в Верхнем Тагиле. В деревне использовались два колокола. Этот и ещё один, внутри избы-читальни, использовался как сценический колокол (этот поддужный колокольчик сейчас храниться у меня - Гаренских В.Г.) Оба были сняты с часовни.
   В здании электростанции поставили паровой локомотив (работал на дровах) и генератор. Протянули по всем домам проводку.

 
Зерносклады были на сваях высотой в метр для защиты от мышей. А для защиты от "грызунов" покрупнее на складах сидел дедушка с ружьём Концы деревни были довольно далеки от реки, поэтому было несколько колодцев. Река Казачий Шишим привлекала всегда. Весной вода высоко поднималась, шла под самым настилом моста. Ледоход завораживал. Пытались кататься на льдинах, были случаи и проваливались в холодную воду. Летом Шишим мелел, воды по колено. Глубокими оставались только три ямы ниже деревни за кузницей. Глубина была изрядная, вода быстрая и чистая. Взрослые и ребята постарше предпочитали здесь купаться и рыбачить. Водились хариус, налим и в огромном количестве гальян, который вырастает длиной в палец. Осенью катание на коньках, пока не выпал большой снег. По снегу на лыжах. У реки было несколько косогоров.


Спуск к мосту от Тагила в сторону Треки на Чусовую, 1956 г.

   Воробьям «не повезло» - в подсобном хозяйстве Воробьевские угодья начали использовать для выращивания многолетних трав на корм скоту, а это сезонная работа для небольшого числа механизаторов. В Воробьях постоянной круглогодичной работы не стало, а это значит, что не стало и "стабильной зарплаты".
   В 1969 году Воробьи признали не перспективной деревней. Сообщил об этом Шарапов Николай Павлович, партийный секретарь Свердловска-44. В этом же году, после сбора урожая с огородов, деревня разъехалась. Осталось только 5 человек в двух домах.
   В 2024 году исполнится пятьдесят пять лет этому печальному событию.
   12 октября 1970 году здесь был похоронен последний житель деревни - Гаренских Иван Матвеевич. Этот год можно официально считать годом смерти деревни. За год до смерти, когда жители покидали деревню, Ивана Матвеевича спрашивали: "Как жить-то будешь?" Отвечал: "А мне ехать некуда. Два мешка муки мне на зиму хватит. И побольше сахару, чтоб бражку ставить"
   На похороны приехало много народу, 20 мужиков, плюс женщины. Первые годы переселенцы крепко держались друг друга. В Тагиле переселенцев до сих пор прозывают "Воробьёвскими".


Спуск к мосту в сторону Тагила, 1979 год


   В 1979 году в Воробьях было ещё изрядно домов, разграбленных и полуразрушенных. Бывшие огороды заросли бурьяном. В 1981 году остатки строений снесли бульдозерами и землю перепахали в поле.
   Зачем нужна была такая "бульдозерная казнь" для небольшой деревушки? Можно только предположить. Власть побоялась оставлять дома, в которых могли поселиться "неучтённые люди" прямо под боком у атомного города - Свердловска-44.
   Когда от Пальников до Воробьев в 1970-е сделали щебеночную дорогу, поговаривали, что на месте деревни будет что то строить и осваивать место заново. Говаривали и о строительстве дороги от Верхнего Тагила к Первоуральску в обход Новоуральска Она должна была повторить маршрут Демидовского "Железного пути". Однако ничего такого не случилось.
   Дорога из Верхнего Тагила в Воробьи заросла уже давным-давно, местами терпимая, а иногда совсем ни куда...

  
Урочище Воробьи,  2019 год

Урочище Воробьи,  2022 год

   Вон в той ложбинке течет речка Казачий Шишим, а перпендикулярно ей шла единственная улица деревни. Дорога, которая идёт через поле в даль, приведет к селу Трека на берегу Чусовой.
   Единственные свидетели жилья: на берегу Шишима в 200 метрах от дороги на Верхний Тагил, деревенский, в запустении погост. Еловая опушка леса, приметная из космоса двумя вековыми лиственницами, и есть деревенское кладбище.

(Гаренских В. Г.)


О том, что здесь была жизнь, сегодня напоминает смерть



"Остров"

Слово кладбище деревенские произносили редко. Старики в основном говаривали: "Скоро отнесут в "Остров"
 
На краю "Острова” стоит памятник похожий на стелу. Люди не знающие, принимают его за памятник деревне.


   Памятник этот при жизни спроектировал себе знаменитый путешественник из Новоуральска Чернякин Михаил Викторович, и просил похоронить здесь.

   Гранитное основание - это межевой знак, разделявший когда то владения Демидовых и Строгановых. Несколько таких знаков Чернякин обнаружил в окрестностях Верх-Нейвинска и Тагила. На памятнике в розе ветров вензель "МВЧ" и надпись на английском: Don't Stop (не останавливайся).
   Однажды приехали к бывшей деревне люди. И была среди них одна женщина, которая там, в Воробьях, родилась. Женщина эта была непьющая. А тут, увидев памятник, залилась слезами и попросила стопочку водки, чтоб помянуть родную деревню. Она подумала, что это памятник её родине, её деревне.
   Кстати сами птичка - воробей сейчас в этом месте не живет. Здесь нет людей, а воробей селится только рядом с человеком.


Там у леса деревня была
Сколь ей лет? Да уже не счесть,
Там полынь да крапива растет
Там давно уж никто не живет.

Было время гармонь рыдаю
Много эта деревня видаю,
Проходила войну и слезы
А теперь сорняки да грозы...


Е. Полякова


Автор: Бороздин Н. В. по материалам:
уроженца деревни Воробьи Гаренских В. Г.,
краеведа Исакова П. А.
родоведа Пономаревой Н. Н.

Продолжение следует...

деревня Воробьи, заброшенный, история, урочище воробьи, кладбище воробьи, воробьи, урал, интересные места урала, Свердловск-44, Свердловская область

Добавить комментарий




Похожие публикации


Наверх