Строители поневоле. Из истории ИТЛ-100 в Новоуральске

Автор:
Лобанов Олег, ветеран МВД РФ

   В молодом и красивом уральском городе Новоуральске есть монумент «Строителям города» - в центре огромной стелы в виде латинской буквы «U» - символа урана, расположены три фигуры: рабочий, строитель и инженер. Памятник установлен в марте 1979 года – в день 25-летия города. В дни торжеств чествуются ветераны строительства, работники комбината, военные - и это справедливо, ведь это их трудом вырос на берегу Верх-Нейвинского пруда в Уральской тайге красавец-город и мощное предприятие. Однако некоторых, кто строил все это не по своей воле - заключенных или «тюремщиков», как называли их в пос. Верх-Нейвинский, не вспоминают. Хотя их роль и в строительстве города и завода большая. И вспомнить их, и не забывать очень важно.

 

            Впервые строители из категории заключенных появились на территории современного города, тогда пос. Верх-Нейвинский, в 1938 году – 33 расконвоированных ЗэКа УралЛага, который входил в систему ГУЛАГ НКВД СССР, прибыли на строительство санатория УЗТМ на берег Верх-Нейвинского пруда в сопровождении 3 сотрудников ВОХР. Пробыли они тут недолго с месяц – выполнили особо тяжелые работы и отбыли обратно в Свердловск.

Затем работников из категории заключенных на предприятия потребовала война. В ноябре 1941 года на Завод «Б» в пос. Верх-Нейвинский требовались рабочие, эвакуированных и собственных людских резервов не хватало, тогда для работ на заводе прибыли 300 заключенных несовершеннолетних из ИТК-11 г. Кировград. Приказом директора завода № 61 от 12 ноября 1941 года местом содержания Отдельного Лагерного Пункта № 17/8 стало здание ДК «Металлург» (бывший Никольский храм в пос. Верх-Нейвинский), территория была огорожена забором, поставлено 6 охранных вышек.

ИТЛ в посёлке Верх-Нейвинский 1941-1945гг

Охрану спецконтингента несла отдельная команда ВОХР НКВД СССР. Она была дислоцирована в том же здании, что и заключенные. С 1943 года до 70 человек ЗэКа работало на «работах» на заводе № 261 НКАП СССР в районе первой площадки, в основном на разборке разбитых самолетов. После работы «малолеток», так называли несовершеннолетних заключенных, обязательно обыскивали, так как в самолетах подчас оставалось кобурное оружие - пистолеты и боекомплект, обыскивали тщательно, раздевая до нага в любую погоду (время было суровое, да и изымаемость «запрещенного» была высокой). ОЛП № 17/8 просуществовал до 1945 года, когда практически все несовершеннолетние были освобождены в связи с амнистией в честь Великой Победы. Большая их часть осталась работать на Заводе Б.

            В августе 1945 года на ст. Мурзинка прибыл состав с 450 пленными румынами для отбытия наказания и работы на строительстве завода № 261. Состав загнали в тупик, обнесли колючей проволокой, но… примерно через месяц отправили в Тюменскую область в связи с отсутствием возможности размещения.

 В конце 1945 года Советом Народных Комиссаров СССР был рассмотрен вопрос о создании ядерного оружия на основе изотопов урана. Были выбраны места строительства особых объектов - заводов по созданию нового оружия. Одним из таких объектов стал завод № 261 в пос. Верх-Нейвинский.  Однако рабочих рук на работах не хватало. Наркомат Обороны СССР направил на строительство несколько военно-строительных частей, но и их личного состава было недостаточно.  Курировавший проект зам. Председателя Совета Народных Комиссаров СССР Л.П. Берия предложил создать систему лагерей в ГУЛАГ НКВД СССР для обеспечения особых объектов рабочей силой  с особым порядком содержания: 1. День срока в особом ИТЛ засчитывался за два дня, при выполнении нормы – 3 дня, за особо ударный труд по рекомендации политотдела строительства – 4 дня; нормы довольствия ЗэКа соответствовали нормам довольствия военнослужащих Советской Армии с обязательным доппайком при перевыполнении норм выработки: крупа от 23 до 45 грамм на человека в день, мясо-рыба от 23 до 45 грамм на человека в день, сахар от 6 до 11 грамм на человека в день. Кроме того, предусматривалось условно-досрочное освобождение по рекомендации политотделов с обязательным проживанием на территории строительства в течение 10 лет. Контингент: лиц из числа военнослужащих РККА, осужденных за общеуголовные преступления на срок до 25 лет (в период с 1945 года, в связи с сокращением армии произошел всплеск преступности особенно среди офицерского состава: молодые ребята со школьной скамьи, без профессии и нормального образования, брошенные в горнило войны, потерявшие цену человеческой жизни, да к тому же еще и имеющие табельное оружие) с обязательным восстановлением в звании и возвращением боевых наград после освобождения; осужденные к срокам до 10 лет за общеуголовные преступления, так называемые «бытовики»; осужденные за политические преступления на срок до 10 лет (это прежде всего по ст. 58-10 УК РСФСР – антисоветская пропаганда - «длинный язык» и 58-4 УК РСФСР – измена Родине - «полицаи и власовцы»).

            14 июня 1946 года начал формироваться Исправительно-трудовой лагерь № 100 (ИТЛ 100) для строительства особого объекта № 813 на территории пос. Верх-Нейвинский с количеством заключенных до 10 тысяч человек. Начальником лагеря и строительства был назначен генерал-майор МВД Иван Павлович Байков, что говорит об особой значимости объекта. И.П. Байков (1902 – 1987 г.г.), из рабочей семьи. Участник Гражданской войны.

 

Байков И.П.

В органах внутренних дел с 1922 года. В 1927 окончил ВПШ ОГПУ и в 1932 ВПА РККА. С 1935 инспектор, а с 1 сентября 1936 старший инспектор Политотдела ГУПВО НКВД СССР. С 1938 начальник Политического отдела 1-го Отдела (охраны) ГУГБ НКВД СССР. 10 февраля 1939 освобождён от работы и зачислен в резерв назначения Отдела кадров НКВД СССР. С 1 апреля 1939 начальник Соликамлага и строительства Соликамского ЦКБ. С 3 марта 1941 начальник Кандалакшинского ИТЛ и строительства алюминиевого завода НКВД. С 27 июля 1943 начальник Богословлага и строительства алюминиевого завода НКВД. С 13 февраля 1946 Уполномоченный НКВД СССР по передаче Волчанского угольного разреза в Наркомтопстрой СССР. С 1 марта 1946 начальник ИТЛ № 100 и УС № 865 НКВД СССР. Награжден тремя орденами Ленина, двумя Красного знамени, два ордена Красной звезды, орденом Трудового Красного знамени, орденом Знак Почета, медалями.

Штатное расписание ИТЛ 100: административно-хозяйственный аппарат – 810 офицеров и 147 старшинско-сержантского состава; ВОХР – 1000 человек, из них 145 офицерского состава; конвойного батальона – 280 человек из них 54 офицера. Кроме того, начальнику строительства были переданы военно-строительные части в количестве 9800 человек, из них офицерского состава 1097. Уже в июле 1946 года на территорию строительства стали прибывать сотрудники нового лагеря, они размещались в жилых домах пос. Верх-Нейвинский, рабочих поселков существовавшего завода, в ряде корпусов предприятия вместе с военными строителями. К ноябрю 1946 года была поставлена задача оборудовать места для прибытия спецконтингента. Однако работа продвигалась очень медленно, не хватало рабочих рук. В период второго полугодия 1946 года были организованы отдельные лагерные пункты (ОЛП) ИТЛ 100: ОЛП 1 - начальник Д.А. Низола, начальник культурно-воспитательной части П.К. Баханов, учетно-распределительной - А.П. Крастин, коммунально-бытового отдела - М.Ф. Стрюкова; ОЛП 2 - начальник Брудник; 14 сентября ОЛП 3 - начальник И.Н. Патрушев; ОЛП 4 - начальник С.И. Клюев; ОЛП 5 - начальник старший лейтенант Близнецов. Осенью 1946 года на строительство в ОЛП 1 прибыла первая партия расконвоированных ЗэКа примерно 500 человек. Их разместили в промышленном корпусе № 6 вместе с военными строителями. Их разделяла перегородка. 16 октября 1946 года по Распоряжению ГУЛАГ НКВД СССР № 35400 прибыли спецпереселенцы – немцы Поволжья в количестве 750 человек, их разместили в бараке на станции Верх-Нейвинск и по квартирам верхнейвинцев. Нужно отметить, что первые спецпереселенцы прибыли на станцию Верх-Нейвинск еще осенью 1941 года, их расселили на станции Мурзинка, где они работали на Мурзинском известковом заводе НКПС СССР и заводе «Б». В период 1947 – ноября 1949 года со строительства уволились 357 спецпереселенцев и выехали в другие районы. 14 марта 1949 года все спецпереселенцы были переданы на учет из органов милиции в первый отдел ИТЛ 100. В ноябре 1949 года выходит Приказ МВД СССР, запрещающий увольнять спецпереселенцев, однако тот же приказ увеличил их ежегодный отпуск до 14 дней (страна отдыхала 12), и упростил систему выезда за пределы определенного им поселения в отпуске. Среди спецпереселенцев был главный врач строительства (не путать с начальником медико-санитарной части) Р.Х. Штейнерт. До сих пор в г. Новоуральске живут потомки поволжских немцев с фамилиями Гинтер, Браун…

 

Коллектив ОЛП № 7. Третий слева ГСС Красавин М.В.

18 июня 1947 года Приказом начальника ИТЛ 100 за № 226 был создан штрафной ОЛП на карьере «Иван-гора» в двух километрах от пос. Верх-Нейвинский, где содержалось 200 заключенных, совершивших преступления в лагере, заподозренные в тяжких преступлениях полицаи и власовцы, и «отрицалы» - заключенные, не желающие работать (такие зашивали себе рты нитками, прибивали за мошонку к табуретам, отрубали пальцы и т.п.). Начальник лейтенант В.А. Мамалыга. 

 

Приказ о создании штрафного ОЛП

            Весной - летом 1947 года в ИТЛ 100 стали прибывать ЗэКа. На 29 октября 1947 года в ОЛПы ИТЛ 100 привезли 9200 человек (это максимальное количество осужденных, одномоментно находящихся на территории лагеря), в дальнейшем количество их уменьшалось за счет: перевода в другие лагеря, примерно 1250 человек; освобождения, в том числе и по УДО – примерно 5400 человек; смерти – 543 человека. Были и другие причины, но они не имели той массовости. Среднее количество ЗэКа было примерно 7400 человек. Этапы с новым спецконтингентом приходили примерно раз в три месяца. По составу ИТЛ 100: военнослужащих осужденных на различные срока – 4321 (около 3200 освобождены); «бытовики» - 4163 (освобождены – около 2100); политические – 136, из них 13 – «длинные языки», 123 – бескровные полицаи и власовцы (освобождены около 60). Конвоированных было около 6000, расконвоированных (свободно передвигающихся в пределах строительства) соответственно 3200. Женщин ЗэКа – около 3000 (освобождены - 2800). Этапы с прибывающими заключенными сопровождали караулы.

 

Офицеры с женами. Красавин М. В.

Начальником этапа неоднократно был Герой Советского Союза Красавин Михаил Васильевич, по некоторым данным, он даже жил на территории строительства и даже был начальником ОЛП. Красавин М.В. (1919 – 1992 г.г.), родился в селе Лесные Моркваши (ныне — Верхнеуслонский район Татарстана).

 

Красавин М.В. среди сослуживцев

После окончания пяти классов школы работал сначала в колхозе, затем - комбайнёром машинно-тракторной станции. В 1939 году призван в Рабоче-крестьянскую Красную Армию. С июня 1941 года воевал на фронтах Великой Отечественной войны. Участвовал в Смоленском сражении, боях под Тулой, Орлом и Воронежем, освобождении Украинской ССР. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 октября 1943 года за «образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм» старший сержант Михаил Красавин был удостоен высокого звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» за номером 1628. Награжден орденами Отечественной войны 1 степени, Красной звезды, медалями. Служил в системе исполнения наказания МВД СССР. Полковник.

 

Медицинские работники ИТЛ-100, в центре Р. Х. Штейнерт

 Для осужденных была сформирована санчасть в составе примерно 120 человек (санчасти ОЛПов: врачи и фельдшера, а также санитарный состав): среди медиков были вольнонаемные, спецпереселенцы и заключенные. В медико-санитарной части ИТЛ 100 - начальник Е. Г. Бруссон, предпочитали получать медпомощь сотрудники ИТЛ 100, и офицеры воинских частей.

            Досуг ЗэКа был организован следующим образом – раз в две недели кино, раз в два месяца концерт или театральная постановка приезжих артистов; спектакли и концерты художественной самодеятельности по мере подготовки, но не реже одного раза в месяц.

            Смертность в ИТЛ-100 – умерло за все время существования лагеря – 543: в 1947 – 211; в 1948 – 127; 1949 – 223; 1950 – 41; 1952 – 53; 1953 – 11. Основные причины смерти: болезни (тиф, туберкулез, пневмония), несчастные случаи – за 5 лет – 19, убийства ЗэКа другими заключенными за 5 лет – 63, убийства ЗэКа охраной и сотрудниками администрации – 49. Таким образом легенды о сотнях, захороненных во рвах остаются легендами. Правила захоронения заключенных – 2 человека единовременно в индивидуальных могилах, завернутые в мешковину с обязательным пересыпанием известью; три и более единовременно в братских могилах, но не более 10 в одной – слоями, трупы завернуты в мешковину с обязательным пересыпанием известью. Начальники ОЛПов несли персональную ответственность за состояние смертности в вверенных им подразделениях, по каждому случаю смерти извещался прокурор Прокуратуры 100, сформированной 1 января 1948 года (до этого ИТЛ 100 обслуживала Невьянская прокуратура) и проводилась проверка. Данное направление работы курировал Герой Советского Союза Кузнецов Виктор Павлович. Кузнецов В.П. (1923 – 2002 г.г.) родился в селе Нагаево ныне Шатковского района Нижегородской области в крестьянской семье. Русский. Окончил неполную среднюю школу в городе Лукояново Горьковской (ныне Нижегородской) области в 1938 году. Работал слесарем на автобазе в городе Горьком (с 1990 года — Нижний Новгород). В Красной армии с 1942 года. На фронтах Великой Отечественной войны с апреля 1944 года. Механик-водитель танка 252-го танкового полка (2-я механизированная бригада, 5-й механизированный корпус, 6-я танковая армия, 2-й Украинский фронт) комсомолец младший сержант Виктор Кузнецов 21 августа 1944 года во встречном танковом бою в районе румынского города Яссы первым ворвался в боевые порядки врага, уничтожил самоходную установку «фердинанд», два орудия, два пулемёта и много живой силы противника. Будучи ранен, остался в строю. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм младшему сержанту Кузнецову Виктору Павловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 8929). После войны работал в органах Прокуратуры. С 1948 по 1964 год работал в Прокуратуре закрытого города. Награжден орденом Отечественной войны 1 степени, медалями. Советник юстиции.

 

Кузнецов В.П.

По итогам 1951 года ИТЛ 100 было отмечено Приказом МВД СССР за самый низкий показатель смертности спецконтингента. Глубина могил утвержденная, но в исключительных случаях не менее 50 см грунта над телами. В 1946 году Исполком пос. Верх-Нейвинский ответ три площадки под кладбища на строительстве, где хоронили жителей рабочих поселков, солдат военно-строительных частей и заключенных. Это было связано с дефицитом площадей кладбища в поселке. На кладбище в поселке хоронили только офицеров, членов партии и лиц по ходатайству политотдела строительства.

            Заключенными в городе построены корпуса комбината, жилые дома, театр оперетты, другие объекты. Производительность труда ЗэКа была высокой, так как от этого зависело их освобождение. В то же время производительность труда женщин была очень низкой на уровне 78%, это было связано с необеспечением женщин работой, ее просто не было! В период 1951 – 1953 годов 102 кормящие женщины вообще не работали, так как администрация не могла обеспечить им легкий труд.

 

Старое фото театра

 

Театр оперетты Урала в Новоуральске 

        По понятиям – ИТЛ 100 был «красным». С администрацией сотрудничало 89% спецконтингента, в активе было задействовано – 61% ЗэКа, спецсообщения поступали в оперчасть и политотдел регулярно («стучали ребята охотно», вспоминали сотрудники ИТЛ). Благодаря такой полученной от заключенных информации в 1951 году был предотвращен массовый побег заключенных из штрафного ОЛПа на Иван-горе в пос. Верх-Нейвинский. Летом 1948 года 36 ЗэКа, вооружившись арматурой и шанцевым инструментом отказались выйти на работу «на котлован», требуя технику, так как вручную не могут выполнять ному. К бастующим вышел сам И.П. Байков. Инцидент был исчерпан – зам начальника ОЛПа, отвечающий за нормы выработки привлечен к дисциплинарной ответственности, заключенные признаны невиновными – им был не засчитан день простоя. В сентябре 1950 года в отдельном ОЛПе, расположенном на территории современных садов УАМЗ-1 восстали заключенные. В ночное время они блокировали охрану в казарме: 12 солдат, 1 офицера, и сожгли их заживо, а затем разбежались. Чудом удалось спастись сержанту Чуеву, который и сообщил о происшествии. Было принято решение – ввиду особой опасности ЗэКа, оказывающих сопротивление живыми не брать. На станцию Мурзинка подогнали вагон-ледник, куда свозили трупы. Были и другие факты, но подробностей о них нет. Жертвами заключенных во время выступлений стали капитан Черенчев Н.В., сержант Кокоша А.П., оперативник Самбуров В. Расконвоированными ЗэКа в пос. Верх-Нейвинский был убит лейтенант милиции Ситников Д.В. Однако в целом дисциплина в целом в ИТЛ 100 была на высоком уровне.

 

Капитан Черенчев Н.В.

Приказом МВД СССР, МинЮста СССР и Генеральной прокуратуры СССР № 08/012/85 от 28 марта 1953 года ИТЛ 100 был ликвидирован, оставшиеся 2342 заключенных с 14 мая 1953 года были вывезены в ИвдельЛаг.

            По воспоминаниям жителей пос. Верх-Нейвинский – дети поселка в летнее время тайком от родителей ходили менять ягоды и грибы к «ЗэКам» на сахар и конфеты. А рабочие завода «Б» ворчали: «Мы пашем и от зарплаты до зарплаты, а они сидят, и освобождаясь покупают велосипеды и патефоны…».

В ИТЛ 100 содержались как минимум три видных коллаборациониста, сотрудничавших с гитлеровцами, Саломаха И.И. (в прошлом полковник РККА). Власовцы: один, в последствии, почетный строитель жил в городе Новоуральске; другой – видный театральный актер в Московском театре (фамилии не называю по этическим причинам, у И.А. Саломахи нет живых родственников, у остальных есть). Саломаха Иван Иванович (1892 – 1960 (?)), из семьи терских казаков. Участник Гражданской войны. Служил в Красной армии. Полковник. В августе 1941 года попал в плен и стал сотрудничать с немецкими оккупантами. Произведен в войсковые старшины. Был Наказным атаманом Кубанского войска в составе войск Вермахта. В 1945 был пленен американцами и выдан Советскому командованию. Осужден на 10 лет лагерей. Освобожден в 1955 году в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР. Жил в г. Свердловске, работал в системе ЖКХ. Умер в 1960 (?) году.

            Вот такая история... кстати, на месте, где стоит памятник строителям был ОЛП ИТЛ 100…

лагерь, гулаг, отл, итл-100, военстроители, хроники новоуральска, Новоуральск, Свердловск-44, заключенные

Добавить комментарий




Похожие публикации


Наверх