Уникальная архитектура атомных городов

6
Добавлено: 24-06-2023, 07:52    
0
401

Автор: Андрей Соколов

Градостроительные планы первых атомных городов разрабатывали в одном проектном институте — ​ГСПИ‑11, поэтому их архитектура так похожа. А особый статус ЗАТО, на развитие которых во время советского атомного проекта не жалели средств, позволил архитекторам реализовать самые смелые и дорогостоящие проекты. По каким принципам застраивали атомграды, почему в них так много зданий в стиле сталинского ампира и где находится сибирская Александринка, рассказывают специалисты.
 

Город-конструктор
Первые закрытые города атомщиков были построены в середине прошлого века по типовым проектам, разработанным в недрах Государственного союзного проектного института № 11 (ГСПИ‑11), он же Ленинградский проектный институт, в настоящее время Головной институт «ВНИПИЭТ».

С сентября 1945 года ГСПИ‑11 занимался комплексным проектированием объектов атомной науки и промышленности. Города добавились к списку задач позднее. ​Для жилых домов и ДК, кинотеатров и парков культуры ленинградцы разработали типовые архитектурно-планировочные решения. Руководство объектов могло выбирать, собирая из этого конструктора свой атомный город. Неудивительно, что поселения получились по-родственному похожими друг на друга. Желто-белая застройка в неоклассическом стиле с портиками и лепниной, трех- или четырехэтажными зданиями, просторными улицами-проспектами и коваными чугунными решетками. Обитатели сравнивали объекты с Ленинградом.

 
Жилая застройка старого Обнинска похожа на послевоенные «немецкие коттеджи» в Петербурге

 
Жилая застройка Новоуральска 1950-х (Фото С. Маркевича)


Наиболее яркими и при этом типическими проявлениями советского атомного урбанизма можно считать Обнинск, Озерск, Северск и Железногорск — ​первые «почтовые ящики» СССР. Все они построены в ведущем архитектурном стиле эпохи — ​сталинском ампире. Однако до строительства величественных общественных зданий и аккуратных жилых кварталов атомные города прошли путь хаотичной застройки.

Осенью 1945 года началась история Озерска, возникшего буквально в чистом поле. На первых порах там одновременно строились финские щитовые домики, брусовые двухэтажные бараки и отдельные коттеджи для ученых. Особенностью первого генплана Озерска стала дуговая структура улиц: ​город при промышленном предприятии стали строить не линейно — «на север с юга идут авеню, на запад с востока — ​стриты», а по радиально-концентрическому типу, свойственному средневековым городам — ​от Лондона и Кракова до Мурома и Томска.

Коммунизм за колючей проволокой
Неотъемлемая черта закрытого атомграда — ​контур. В конце 1940-х — ​начале 1950-х его роль, как правило, выполнял обычный деревянный забор около 2 м в высоту, обвитый колючей проволокой. Контуров могло быть два и даже три — ​в зависимости от секретности и значимости ограждаемого объекта. Имелись проходная, ворота, шлагбаум, угловые вышки, делающие город похожим на военную часть.

Однако сразу за КПП в глаза бросалось радикальное отличие атомных городков от жилых зон при гигантах советской индустрии и военных частей. Вместо черно-серых бараков из неструганого теса — ​аккуратные двух-трехэтажные «сталинки» с белой лепниной. Эта комфортная для глаз высотность объясняется прежде всего соображениями безопасности — ​здания не должны были бросаться в глаза ни с поверхности земли, ни с воздуха, чтобы не стать объектами аэрофотосъемки. В основе планировочных решений, как правило, лежала г- или п-образная форма зданий с переменной этажностью — ​с башенками по углам в четыре-пять этажей и трехэтажными соединениями между ними. Цветовая гамма — ​желтая либо зеленая.

 
Жилой дом с башней в Озерске. В Железногорске — ​аналогичный дом, но с часами: 


Второе разительное отличие — ​обязательное наличие даже в небольших городках довольно экзотических для городов СССР середины ХХ века объектов — ​например, теннисных кортов или залов для игры в пинг-понг. Считается, что эта игра была особенно популярна у выпускников ленинградского Физико-технического института. Эта традиция зародилась на закрытых объектах в Сухуми и Озерске, где работали немецкие специалисты-ядерщики, перемещенные в СССР в конце войны. Пристрастились к элитарным в то время видам спорта и советские ученые-физики, основавшие в Сарове целую школу тенниса. Первые закрытые города стали прообразом коммунизма за колючей проволокой — ​для востребованных специалистов создавали комфортные условия быта, большинству граждан послевоенного СССР недоступные.

В СССР в послевоенное время уже существовали довольно четкие градостроительные принципы, которым должны были удовлетворять все проекты, — ​с течением лет они менялись, особенно в переломные для советской архитектуры 1950‑е годы. Поэтому неспециалисту будет сложно отличить проект какого-нибудь атомного ЗАТО от городка с таким же расчетным населением при гражданском заводе. ​Но если большая часть решений для гражданских городов оставалась на бумаге, то в атомном ЗАТО градостроительный замысел успевали реализовать раньше, чем устаревали нормы его проектирования. Кроме того, откладываемые на вторую очередь проекты общественных зданий во многих советских городах часто так и не возводились в силу недостатка средств. Населенные пункты при атомных объектах отличала скорость и комплексность исполнения проектных замыслов, поэтому в них, как почти нигде больше, мы в таком объеме можем погрузиться в целостную городскую среду того или иного периода истории советской архитектуры.
 

И третье отличие. Отвечая требованиям секретности, поселки, а впоследствии города атомщиков, строились обычно в лесном массиве. При этом архитекторы старались максимально сохранить естественную маскировку — ​деревья не шли под бульдозер с присущим советским стройкам размахом.

Дворцы и усадьбы
Точками притяжения для горожан служили здания клубов, которые впоследствии превратились в полноценные театры и дома культуры, напоминающие дореволюционные дворцы. Яркие примеры — ​Дворец культуры ОИЯИ в Дубне, ДК ФЭИ в Обнинске, кинотеатр «40 лет Октября» в Лесном. В центре городской площади Железногорска в 1957 году был построен Дворец культуры по индивидуальному проекту архитектора Бориса Машина. Его архитектурный образ напоминает Александринский театр в Петербурге. Не менее изысканными, хотя и менее масштабными, были строения домов ученых — ​одного из непременных атрибутов советских наукоградов.


1970 год. Кинотеатр «40 лет Октября» в Лесном. Сейчас он носит название «Ретро»

 
Театр в Новоуральске, сейчас - Театр музыки, драмы и комедии


В первые годы генеральным проектировщиком многих атомных городов был расположенный в Ленинграде ГСПИ‑11, однако уже в середине 1940‑х в Москве был организован его филиал, спустя несколько лет ставший самостоятельным ГСПИ‑12. В атомных городах организовывались самостоятельные проектные группы, со временем перераставшие в полноценные филиалы своих институтов. С конца 1960‑х — ​начала 1970‑х их коллективы формировали идентичность своих городов, создавая индивидуальные проекты различных общественных зданий.

В неоклассическом стиле строили и первые производственные помещения закрытых городов. Так, главное здание атомной электростанции в Обнинске почти неотличимо от фабричных зданий Санкт-Петербурга или Екатеринбурга, построенных в XIX веке.

Отдельные образцы футуристической архитектуры — ​еще одна черта советских ЗАТО. Наглядный пример — ​круглое здание Объединенного института ядерных исследований в Дубне, построенное в 1956‑м. Образцом, судя по всему, служили проекты Баухауса или даже более ранних образцов советского архитектурного авангарда вроде фабрики-кухни завода им. Масленникова в Самаре, где сейчас располагается филиал Третьяковской галереи.

 
Объединенный институт ядерных исследований в Дубне. Корпус синхрофазотрона

В некоторых случаях на территории «почтовых ящиков» оказываются уже построенные архитектурные объекты — ​например, усадьба Турлики в Обнинске. Такие откровенно несоветские здания находят новое применение — ​в них размещают гостиницы и общежития для молодых ученых, а домик управляющего усадьбой становится жилищем директора объекта.

 Усадьба Турлики в Обнинске

Наступление микрорайонов
Но даже особый статус закрытых городов не спас их архитектуру от прогрессивных веяний. В начале 60‑х в городах Минсредмаша, как и по всей стране, начинается борьба с архитектурными излишествами. На смену лепнине идет кирпич, затем бетонные панели. Однако главный принцип — ​не выделяться на местности — ​позволяет сохранить малоэтажность атомградов. Новые микрорайоны в 1970–1980‑е по высоте редко превышают пять-восемь этажей.

Новые микрорайоны в 1970–1980‑х в Новоуральске

Жилье возводилось в основном по типовым проектам. Но поскольку требования к площадям некоторых домов были нетипично повышенными в силу особого статуса жильцов, то дозволялась их переработка. Так возникали интересные проекты, самые удачные из которых могли быть повторены уже в других городах.

Основа микрорайонной застройки закрытых городов — ​пятиэтажные дома улучшенной планировки, так называемая болгарская серия с комнатами на две стороны дома, с широким коридором, который заканчивается стенным шкафом-гардеробной. Концентрическая градостроительная модель, сосредоточенная вокруг главного объекта или речного мыса, сменяется линейной моделью с компактными районами жилой застройки. Главная цель — ​обеспечить жильцов неуклонно растущих закрытых городов всеми коммуникациями, начиная с транспортных, заканчивая коммунальными.

 
6 ноября 1957 года, сибирская Александринка. Так выглядел Дом культуры им. 40-летия Октября в день своего открытия в Железногорске.

 
А вот идентичный проект Дома культуры им. Ленина в Новоуральске

К середине 1990-х специализированные строительные предприятия атомных городов акционировались и начали работать как коммерческие структуры. С приходом рынка и ослаблением секретного статуса (города перестали «прятать» от аэрофотосъемки) изменился и стиль их застройки. Здесь стали массово появляться высотные здания из кирпича и так называемые заливные высотки — ​в опалубку закладывали арматурный каркас и заливали бетонную смесь. Но и в этом случае микрорайонный принцип застройки позволил сохранить в атомных ЗАТО высокий уровень озеленения. Знаменитые парки и скверы атомных городов в основном остались нетронутыми.

Вид на Новоуральск (Фото С. Г. Сенникова)

С начала нулевых специализированные атомные проектные организации (такие, например, как «Химстрой» в Северске) превратились в обычные коммерческие компании. Соответственно, и проектные решения для застройки каждая компания искала сама. В XXI веке новостройки в ЗАТО возводили, исходя из коммерческих возможностей застройщиков. Где-то строили высотки из красного кирпича, где-то бетонные «свечки». Новостройки в атомных городах стали похожи на типичные здания в соседних крупных городах.


Современная застройка Новоуральска (Фото С. Г. Сенникова)

 
Оригинал статьи: Как сложилась уникальная архитектура атомных ЗАТО

Публикуется с дополнениями
В тексте использованы цитаты историка архитектуры Константина Антипина, социального исследователя Галины Орловой и антрополога Александры Касаткиной

сталинский ампир, старый новоуральск, архитектура Новоуральска, архитектура ссср, архитектура, внипиэт, Новоуральск, Хроника Новоуральска, история новоуральска

Добавить комментарий




Похожие публикации


Наверх