Сказки Атомного периода. Поэзия

В первой части материала по книге "Сказки Атомного периода", выпущенной к 25-летию ТВЭЛ в Новоуральске мы публикуем стихотворения новоуральских авторов из этой книги. 



Капленко Валерий Николаевич, 
пенсионер, экс-преподаватель УрГПУ 

Атом, тарарам и сокровища звезды


1. Тарарам

Какой творится в небе тарарам 
По вечерам, ночам, утрам и дням, 
Покуда мы топ-топ, бай-бай, ням-ням 
И прочие занятья выполням! 
(Простите за неправильный глагол, 
Но к рифме бы другой не подошёл.) 

Но тарарам, ты спросишь, почему? 
Ведь всё там происходит по уму: 
Луна и Солнце вовремя взойдут, 
А ночью звёзды светят там и тут, 
И неприлично даже думать нам, 
Что это всё зовётся «тарарам».
 
А я нарочно выразился так, 
Чтоб кто-нибудь подумал: «Вот чудак! 
Наверно, ляпнул что-нибудь не так 
Или такое нам произнесёт, 
Что удивлённо мы раскроем рот, 
Забыв про бутерброд и про компот». 

Из заголовка ясно, что у нас 
Готовится об атоме рассказ, 
Тогда при чём тут Солнце и Луна, 
А также тема кушанья и сна? 
А вот при чём: из атомов мы все, 
Весь мир вокруг, во всей его красе! 

Луна, Земля, и воздух, и вода...
Как, ты всё это знаешь? Ах, ну да! 
Уроки в школе, книжки и так далее...
Но Солнце – это ведь ЗВЕЗДА! 
Как, ты не знал? Настала череда – 
Узнай теперь, запомнишь навсегда. 

Когда-то тоже школьником я был, 
В каникулы по улице бродил 
И рассказал мальчишке-малышу 
Как раз про то, о чём сейчас пишу: 
Мы все – из атомов. В ответ он: «Да? 
Чего ж мы не взрываемся тогда?» 

(Про атомную бомбу он слыхал, 
А вот про атом ничего не знал: 
Не знал, что атом крепче, чем орех, 
Что им владеть – то горе, то успех, 
Что вес его – в малюсеньком ядре, 
Ядро же – в электронном пузыре.) 

А звёзды – разговор особый. Там 
И происходит полный тарарам. 
Они летят, не знаю, по каким 
Орбитам. Вместе с Солнцем мы летим, 
Но ты в другом масштабе посмотри: 
Ведь главный тарарам – у звёзд внутри! 


«Атом, тарарам и сокровища звезды» Теплова Анастасия, 14 лет. Преподаватели: Колесникова Т.И., Таланкина Н.С., Студия искусства «Акварель»

2. Внутри

Между собой там атомы не дружат, 
Молекул там никто не обнаружит, 
И электроны сорваны с орбит, 
И всё вокруг орёт, летит, горит. 
Да-да, орёт! Такие звуки там, 
Что дома не дай Бог услышать нам. 

Попавшие под власть температуры, 
Что с атомов как бы сдирает шкуры, 
Подобьями бездомных одиночек 
Там ядра атомов без оболочек 
Безумно мечутся, врезаются друг в друга, 
Там свищет электрическая вьюга. 

Но в результате этих столкновений 
Рождаются потоки излучений,
И ядра новые, что прежних тяжелей, 
Вновь мечутся в скрещениях лучей. 
Так огненный кипящий тарарам 
Даёт начало новым веществам. 

Но ты прервёшь моих рассказов нить: 
«А нам-то что? Ведь нам их не добыть, 
Не зачерпнуть из солнышка ковшом 
Те ядра, что гуляют голышом, 
Не выудить из жуткого огня... 
Всё это не касается меня!» 

Ты рассуждаешь так, как тот малыш. 
Не ты, конечно, в солнышке горишь, 
Но, повторяюсь, в третий раз услышь:
Из атомов и сам ты состоишь. 
Природа-мать из этого огня 
Состряпала тебя, да и меня.
 
«Да как же так?!» – Секретов не держу, 
Я и об этом тоже расскажу. 
Жизнь у звезды длинней, чем у людей, 
Но всё-таки конец придёт и ей. 
Нам плоть и кровь и этот шар земной 
Дала звезда, пожертвовав собой.

3. Конец

Из лёгких ядер топливо звезды, 
Тепло и свет – горения плоды, 
Но копятся сгорания следы: 
Тяжёлых ядер доля возросла, 
А это словно бы в костре зола, 
Поленья, догоревшие дотла. 

Внутри звезды ослабевает жар – 
И тяжесть вещества, что он держал 
На расстоянье, рушится с высот, 
Да так, что плотность бешено растёт, 
И чаще столкновения частиц, 
И страшный взрыв! Материя летит 

Во все края. Такой конец суровый 
Известен как «рождение сверхновой», 
Поскольку астрономы в отдаленье 
Вдруг видят в небе яркое свеченье. 
На самом деле это смерть звезды, 
Закончившей вселенские труды. 

Остался «белый карлик» – плотный шар, 
Крутящийся волчком. Взрывной удар 
Его способен в сторону швырнуть 
И тем отправить в неизвестный путь, 
А мог оставить там же, где обычно, 
Когда бы взрыв пришёлся симметрично.

4. Туманность 

А всё, что было выброшено взрывом, 
В пространстве разлетается красиво, 
Бокал напоминая иль цветок. 
И это главный жизненный итог 
Звезды погибшей. Скажешь: «Неужели? 
Да что там разлетелось, в самом деле?»
 
Там всяческая пыль и всякий газ. 
Так новая туманность родилась. 
И атомные ядра в той пыли 
«Оделись» – электроны обрели, 
И наконец-то атомами стали, 
И сами, так сказать, себя узнали. 

Вес атома, его ядрá заряд 
Всем атомам соседним говорят, 
Благодаря посредству электронов, 
Вокруг ядра кружащихся бессонно, 
Какой он мог бы заключить союз 
Путём созданья электронных уз. 

Металлы, углерод и кислород 
И, словом, весь химический «народ» 
Соединялся в твёрдые крупицы, 
Слипался в глыбы, и они кружиться 
И сталкиваться меж собой могли 
И стать основой Солнца и Земли.

5. Нетерпеливые тяжеловесы 

Средь атомов, родившихся при взрыве, 
«Тяжеловесы» – всех нетерпеливей: 
Напичкано частицами ядро, 
Да так, что удержать их тяжело. 
Они пыхтят и тужатся устало, 
А звать их «радиоактивные металлы». 

Уран и радий, торий и плутоний – 
Пожалуй, все перечислять не стоит, 
Но вот, через столетья или дни,
Когда-то распадаются они. 
Хоть незаметны и негорячи, 
Опасны при распаде их лучи. 

Во Франции учёный Пьер Кюри, 
Его жена Склодовская Мари 
Всё знать о радиации решили. 
Они пробирки с радием носили 
Для изучения всегда с собой, 
Не зная об угрозе роковой. 

Старинное таинственное слово, 
Оно в повествованье нашем ново. 
«Рок» – люди звали так давным-давно 
Всё то, что одолеть не суждено. 
Учёных, смело двигавшихся так, 
Болезнь сгубила под названьем «рак». 

А свойства этих атомов капризных 
В себе таили новые сюрпризы. 
Ядро бурлит. Протон или нейтрон 
Летит наружу... пушечным ядром! 
И, если выстрел выдался удобен, 
Другие ядра он взорвать способен. 

Сюрприз, что может вызвать пламя ада, 
Зовут цепной реакцией распада. 
Про атомную бомбу говорить 
Я не хочу. Но если допустить, 
Что при подходе тщательном и строгом 
Такого вещества не слишком много 

Отгородить графитом и свинцом, 
Чтоб защитить людей и жизнь кругом, 
И выбрать золотую середину – 
Такой нагрев, чтоб мог вращать турбину – 
Получим пользу от научных фактов. 
Так был придуман ядерный реактор.

6. Геолог

Идёт по свету белому геолог – 
А путь, как в песне, «и далёк, и долог» – 
Идёт и ищет в глубине земной 
Сокровища, рождённые звездой. 
«Улов» порою нищ, порою щедр...
Однажды в керне, вынутом из недр, 

Найдётся чёрный слипшийся комок. 
На первый взгляд, ком грязи из-под ног, 
А разломить его – пахнёт в лицо 
-18-Как будто бы протухшее яйцо. 
Так пахнет газ по имени радон, 
Распадами урана порождён. 

Геолог обобщит свои труды: 
«Здесь признаки урановой руды». 
...В распоряженье нашем много лет 
Тепло, и электричество, и свет, 
Машины, связь, водопроводный кран...

В реакторах работает уран. 


Швецовы Сергей Валерьевич, 
инженер-технолог технологического цеха 87 УЭХК, 
и Алиса, 7 лет, ученица 1 класса гимназии № 41 

Волшебный самовар


Жили-были, спали-ели да готовили еду
Бабки, дедки, внучки, жучки и прекрасный какаду.
Хлеб пекли, блины, ватрушки – незадача лишь одна:
Все далече и далече находилися дрова.

Всей гурьбой, ватагой дружной, в лес всё дальше, дальше шли,
И для печек меньше, меньше пропитания несли,
Что за диво? Где дрова? Подевалися куда?
Скоро с голоду помрем или по миру пойдем.

Плачут бабки, бабы, дети, плачет даже какаду,
Ведь без дров тепла нет в печке и не подогреть еду.
Долго думали, решали, делать что, как дальше быть,
И Ивана из деревни в путь решили снарядить.

Тут отправился герой в путь далекий, непростой.
Взял он сухари, лопату, какаду – его собрата,
И отправился гулять, ведь не целый ж век дремать.
Цель была всего одна: поискать еще дрова.

Плыл он синими морями, шёл он длинными ночами,
Всё искал, искал... Увы! Взял совета у совы:
«Молви, мудрая сова, где б найти-таки дрова,
Род людской чтоб обогреть и у печки не сидеть!

Ты пойми, ведь я лентяй, ты, сова, мне начертай
Диво дивное скорей, чудо чудное быстрей,
Чтоб работало само, было рядом чтоб тепло,
Ну, а коли свет возможен, будет вовсе весело!»

Совушка чуток вздохнула, ласково крылом взмахнула 
И явила миру диво – самовар трудолюбивый.
Всё дает: тепло и свет, ничего не ждет в ответ.
Он красив, техничен, ярок. Вот спасибо, вот подарок! 

Наш Иван домой вернулся, всей деревне улыбнулся,
Показал да рассказал, где бывал, чего видал,
Самовар достал тихонько, запустил его легонько...
Вся деревня ликовала да сову благословляла.

Мораль
С той поры народы наши самовар не выключают
И «реактором ядрёным» его ласково кличают.



Болтрукевич Леонид Михайлович, 
инженер масс-спектрометрист центральной заводской лаборатории УЭХК

Сказ про королеву Диффузию и девчушку Центрифужку


Было ль не было – не знаю,
Просто люди говорят:
Худо жить, не видя краю,
И всех ставить в один ряд.
Быль и небыль пополам,
Для правдивости сказания,
Спрячем глубоко в карман
И начнём повествование.
В стороне не самой худшей
Был дворец, как есть палас,
Для житья особы жгучей,
Что Диффузией звалась.
Дева та собой красива,
Крутобедренна, высока,
Не отнять – трудолюбива,
Но решать любит с наскока.
Всё и вся – в её владении,
Всем пред ней держать ответ.
Вся она полна энергий,
Тьма она, она же – свет!
Так бы это продолжалось
До скончания времён,
Но как есть судьба вмешалась
Выяснить, кто здесь силён.
Каждый год, в восьмую среду,
Конкурс танцев объявлялся.
Кто в нём обретёт победу,
Королевой обряжался.
Но уж много лет подряд,
Кто бы там ни заявлялся,
Ставит Диффи в дальний ряд,
Забывая как назвался.
Тут для полноты картины
Стоит нам упомянуть:
Сердце этой милой дивы
Было занято чуть-чуть.
Актиноидова рода,
Сын боярина Урана,
Бойкий смелый воевода
Изотопного отряда.
Был Уранчик ей по нраву,
Так сказать, лихой тандем,
Но в контексте тех реалий
Не решал он всех проблем.
Криминала никакого,
Только, если не меняться,
Не искать пути другого,
Можно с носом и остаться.
Всё дороже год от года,
Как тут ни прикидывай,
Обогащения походы,
Хоть рубаху скидывай.
Но свергать – дурное дело,
Так ведь можно в лужу сесть – 
Надо тонко и умело,
Дело сохранив и честь.
Мы немного сбавим страсти,
Отрезвимся что есть сил.
Вспомним мы про конкурс танцев,
Как корабль событий плыл.
Да, Диффузия помпезна:
Заполняет собой зал.
Па пусть и не интересны,
Зато мощь есть и запал.
Противопоставить сложно,
Если больших выставлять,
Юрких, может, и, возможно,
Скорость переломит стать.
Так и вышло в этот раз:
Королева рассмеялась,
Лицезрев перед собой
Центрифужкой кто назвалась.
Ростом птичка-невеличка,
На одной стальной ноге,
С взором ярким, аки спичка,
Что пылает в темноте.
В заповедных тайных кузнях
Выковали ей пяту,
Но оставит след свой в судьбах
От Москвы до Катманду.
Так, без слов, сцепивши взоры,
Начали девицы пляс.
Выводить пошли узоры,
Словно бусурманска вязь.
Центрифужка постепенно
Завертелась, занялась.
И казаться стало будто,
Что над полом поднялась.
Королевская особа
Тож на месте не стоит.
Но в фильтрах царит тревога
От вращений оппонентки голова её болит.
Как Давид и Голиаф,
Только в женском исполнении,
На покрашенных полах
Кружат дамы в исступлении.
Утомилась королева,
Ей сейчас б передохнуть,
Но зачтётся поражение – 
И правлению капут!
Хоть железная девица,
Центрифужке тоже трудно,
Сжавши зубы, как волчица,
Кружит, так как выиграть нужно.
Тут поможет только чудо,
Хитрый остроумный ход.
Максимальна амплитуда,
Больше – ногу оторвёт.
Слов заклятия не слышно,
Только, что за диво, гляньте,
Как прекрасно просто вышло!
Только вот была одна, а сейчас, как блюд в серванте.
Вмиг размножилась малышка,
Хороводом закружила.
У Диффузии одышка – 
Центрифужка победила!
Супротив народных масс
Выступать себе дороже.
Вмиг лишишься ты лампас
И на голове короны.
А Уранчик до сих пор
С Центрифужкою кружит.
С королевой кончен спор –
Рады все стране служить.
Было ль, не было – не знаю,
Просто люди говорят.
Страшно сделать шаг от края
И взлететь, пусть и корят. 


«Сказ про королеву Диффузию и девчушку Центрифужку». Болтрукевич Анна, 15 лет. Преподаватели: Колесникова Т.И., Таланкина Н.С.
 Студия искусства «Акварель» 


Веселов Андрей Евграфьевич, 
электромонтер службы главного энергетика УЭХК

Старик и сыновья


За морями, за лесами, за Уральскими горами,
Не на небе, на пригорке жил старик в одном посёлке.
Тот посёлок возле града, вкруг которого ограда,
За оградою завод, очень он секретный, вот...
И старик на том заводе лет пятьдесят работал вроде.
Выполнял всегда он план, хоть давно был старикан.
И трудился честь по чести на одном и том же месте.
Был ударником труда и «Ветеран УЭХК».
Ладно было всё, но вскоре приключилося с ним горе:
Вызвал вдруг его начальник, перед ним поставил чайник,
Чая крепкого налил и речь такую говорил:
– Знаю я тебя давно, хоть и спец ты, всё равно
Нам придётся расставаться, так что надо увольняться.
Акционирован завод – сокращаем мы народ.
Но помочь тебе мы рады: на, бери свои оклады.
Делать нечего, старик деньги взял, и напрямик
Он пошёл к себе домой – выдался же день такой.
Ну а дома ждут три сына: старший умный был детина,
Средний был и так и сяк, младший, хоть и не дурак, 
Но звёзд с неба не хватал – просто жил да поживал.
Как отец домой пришёл, разговор такой завёл:
– Что, сыны, мне вам сказать? Надо как-то выживать.
Меня решили сократить – вас троих не прокормить.
На работу вам пора, отправляйтесь со двора.
Делать нечего, три брата враз достали аттестаты,
Сочинили резюме, вот уж старший сын в Москве,
Средний в Екатеринбург подался и на ВИЗе оказался.
Ну а младший просто рад, что попал на комбинат.
Похвалил его отец: «Ай, сыночек, молодец!
Ты династию продлил, в общем правильно решил.
Хоть и маленький разряд, всё же это комбинат.
Вот тебе и весь мой сказ, ну да ладно, в добрый час!»
Пролетел с тех пор уж год – и отец сынов зовёт:
– Приезжайте, сыновья, и от вас хотел бы я
Всё услышать, кто кем стал, кто чего с небес достал.
Братья тотчас созвонились и домой заторопились.
Старший быстренько собрался и на «лексусе» примчался.
Следом средний поспешил, на «мерседесе» прикатил,
Младший, старшим на потеху, на автобусе приехал.
Их отец за стол сажает, по рюмашке наливает
И ведёт расспрос отцовский, так сказать, «уэхэковский»:
– Говорите, кто чем дышит, да погромче: плохо слышу, –
Хоть и всем он говорит, душа за младшего болит.
– Что ж, начнём по старшинству, всё поведайте отцу.
Старший начал говорить, как сумел в Москве прожить:
– Вот, устроился в «Газпром» – и работаю я в нём.
Мы в Европу «гоним» газ, мечты сбываются у нас.
Есть жильё в Москве и в Ницце, часто езжу за границу.
«Упакован» от и до – мне с работой повезло.
– Ну а ты, сынок мой средний, чай, на ВИЗе не последний?
– Я устроен хорошо, и работы там полно.
За границу продаём нам ненужный медный лом.
– Как же так, сынок, ведь медь надо нам самим иметь?
– Я, папаша, продаю медь вообще-то не твою.
Если надо – покупай, а не то продам в Китай.
Отправляем мы вагоны за границу, за кордоны,
Лишь бы выполнялся план да деньги падали в карман.
Загрустил отец, что дети, хоть устроены на свете,
Как-то всё ж не так живут.
– Ну-ка младший, где ты тут?
Расскажи мне, не тая, как дела, душа моя?
– Я работаю нормально, выполняю все заданья,
Но не сдать мне на разряд, ведь кругом «деды» сидят.
ИСН не поднимают – мне разряд не позволяет.
Хоть и в малой группе я, зарплата не растёт моя.
Будь хоть трижды «вовлечён», всё равно ты обречён.
Есть хороший плюс лишь тут – деньги вовремя дают. 
В отпуск я зимой собрался – мне опять декабрь достался.
А предцехком наш Анатолий путёвку выдал в санаторий.
Да взял квартиру в ипотеку, так что вовсе не до смеху.
В общем, кругом голова, концы свожу едва-едва.
– Всё ж, сынок, я очень рад, что ты попал на комбинат.
Трудностей ты не пугайся, мастерства же набирайся.
А потом разряд повысишь, если ты в работе смыслишь.
Когда будешь шевелиться, сможешь многого добиться.
Что услышал ты сейчас – принимай за мой наказ.
Молвил сыну так отец – тут и сказочке конец.


«Старик и сыновья». Руденко Мария, 14 лет. Преподаватели: Колесникова Т.И., Таланкина Н.С. Студия искусства «Акварель» 



Остапович Анатолий Иосифович, 
ветеран УЭХК, начальник технологического цеха 53

ТВэЛ (техносказка)


За горами, за лесами,
За широкими морями,
Против неба – на земле
Жил старик в одном селе.
У старинушки был сын,
И не три, а лишь один.
Был сынок не так, не сяк,
Может, даже не дурак.
Хоть не гадкий был утёнок –
Лучше не встречать спросонок.
И в окно всё вдаль смотрел, 
При рожденьи назван Твэл.
И откуда имя это?
Как-то было в конце лета,
Надо было так случиться, 
Прилетела голубица
И в присутствии отца
Молвит голосом творца:
«Кузьмич, бога не гневи
И сыночка назови
Именем, что я скажу.
Прими кваску для куражу,
Будет сын твой молодец,
Электричества творец.
Сокращенно будет Твэл».
С этим голубь улетел.
Не было у Кузьмича
Даже лампы Ильича.
И слетел папаша с печки,
Ничего, окромя свечки,
В своей жизни не видал,
Но перечить он не стал,
И, в потемках лишь сопя,
Твэлом он нарёк дитя.
Скажем, есть у тещи зять:
Ничего с него не взять,
А у тёщи нрав таков:
Не дождешься и блинов.
И суровая свекровь
Постоянно хмурит бровь,
А вертлявая невестка
Сыном вертит ей в отместку,
Но всё знающий свекор
Неприступен, как забор.
Один только гордый тесть
Продолжает вкусно есть.
Здесь мы присказку кончаем –
Сказку снова начинаем.
И расскажем вам такое,
Что не снилось и Лукойе.
Вот летит за годом год,
Твэл глядит в окно, растет.
И пора ему уж бриться,
Вышло время и жениться.
И привиделось в окне,
Что в далёкой стороне,
Куда птиц зовёт полет,
Девушка-мечта живет.
Настоящая подружка – 
Не французская лягушка.
Сидит Твэлушка в печали,
А лягушек расхватали
Всех заезжие стрелки,
Женихов стоят полки.
И где взять такую диву,
Чтоб с приданым и красива.
Надо же опять случиться,
Объявилась голубица.
Молвит голубица слово
Голосом аж Лихачева:
«Хоть и парень ты рубаха,
Но нужна тебе все ж сваха.
Свахи лучше нет меня:
С конём, парень, без коня,
Даже будешь старым пнём,
Все равно тебе найдем
Всем достойную девицу,
Если будешь не скупиться.
Есть за тридевять земель,
Где не знают про баррель,
Есть завидна царь-девица,
Только нужно потрудиться.
Всё умеет, всё могёт,
И посеет, и пожнет.
Красоты неимоверной,
Но характер будет скверный.
Если будешь ей перечить,
Может даже покалечить.
Нрав бывает очень крут –
Её Энергия зовут.
Если будешь с нею ласков,
Проживешь жизнь без опаски. 
И пир будет на весь мир,
Будешь ты как в масле сыр.
Ты пожитки собирай:
Путь лежит твой через край.
А владычица у края – 
Королева Нефть Сырая.
Правит у неё визирь
Черный Уголь, старый хмырь.
Напускают эти страны
Непроглядные туманы:
Ни проехать, ни вздохнуть,
Катастрофа – просто жуть.
На дорожку выпей сидра:
Путь тот охраняет гидра
О трёх ужасных головах,
Что внушают жуткий страх.
Трудно биться с этим гадом:
Голова смертельным взглядом
Поражает, словно вичка.
У каждой головы есть кличка:
Гамма, Альфа, третья Бета – 
Нам подарок с того света.
Как невидимым хлыстом,
Всех нейтронным бьёт хвостом.
Одолеть её чтоб смог,
Подарок мой тебе – конёк.
С места он берёт в карьер,
Его кличут ПСР.
Очень складно, хорошо
Про него сказал Ершов.
Не тужи, а только знай,
Что конька не отдавай
Ни за пояс, ни за шапку,
Ни за черную, слышь, бабку.
На земле и под землей
Он товарищ будет твой:
Он зимой тебя согреет,
Летом холодом обвеет,
В голод хлебом угостит,
В жажду медом напоит.
Но давно уж речь ведётся,
Что лишь дурням клад даётся –
Ты ж, хоть лоб себе разбей,
Так не выбьешь двух рублей.
Чтоб не заблудиться мог,
Подарю тебе клубок,
Вроде нити Ариадны:
С ним найдешь любые гранты.
Будет круче Джипиэс –
Называется «Пять С».
Ты теперь вооружён,
Можешь лезти на рожон,
Вместо батьки прямо в пекло!» –
И на том она утекла.
Кто-то ходит крестным ходом,
Кто шагает огородом,
Кто спасает водкой душу,
Кто нарзаном тело сушит, 
Для кого-то жемчуг мелкий, 
У кого-то хрен в тарелке.
Для кого святой отец 
Только золотой телец.
Кто-то, как святая мать,
Может людям всё отдать.
Жизнь цветёт от разнообразия,
От любви до безобразия.
Много смеха, много боли – 
И на всё есть божья воля.
И до смерти от зачатия – 
И всё это демократия. 
Что бы ни творили тут,
На всё будет божий суд.
Здесь мы присказку кончаем – 
Сказку снова начинаем.
И расскажем вам такое,
Как писание святое.

Твэл кладет в мешок клубок,
Шепчет тихо: «С нами бог!»
К богу сколь ни вопрошай,
Сам, конечно, не плошай.
И в обнимочку с коньком
Вперед скачет с огоньком.
И не пили и не ели,
В лес дремучий прилетели.
А в лесу такой туман –
Не увидишь и стакан
На протянутой руке,
Будь то всё в ржаной муке.
Со словами: «С нами бог!»
Твэл опять достал клубок.
Так сказать, набор чудес
Под названием «Пять С».
А клубочек, хоть без ножек,
Но кратчайший путь проложит,
Отсортирует все пути,
Чтобы лучший путь найти.
Может и воды добыть,
Чтобы смог лицо помыть.
Грязь – движению помеха,
Чистота – залог успеха.
Две недели пришлось ехать,
Вот туман уж не помеха,
Много жиже стал туман,
И ужо видать стакан.
Чистой выпили водицы,
Чтобы дальше устремиться.
А в дали, как свет в оконце,
Сила ветра, сила солнца.
И шумят под ветром клёны
Энергетики зеленой.
Но туда, ни дать ни взять,
Ещё нужно добежать.
Там чудовище на марше,
Головами гидра машет.
Испугался Твэл, обмяк:
Не одолеть её никак.
Горевать конёк не стал
И откуда-то достал
Он для Твэла-молодца
Три булавы из свинца
И кувшин с водою мертвой,
Чтобы Твэл рукою твердой 
Смело бил по головам,
Потом водою поливал.
Трубят трубы, веют флаги – 
Головы лежат в овраге.
Только хвост один остался.
Он сначала извинялся,
Что вел себя рискованно,
Был с головами заодно,
И готов, как вор, на стрелку
Идти со следствием на сделку,
И всё может рассказать,
Как невесту разыскать.
«Приведёт ваш навигатор 
В вулкан с названием «Реактор».
Путь через него не прост:
Хоть и есть красивый мост,
Сторожит собака злая, 
Мост – Реакция Цепная. 
По нему ты не ходи,
Головою не крути.
Святое имя носишь – Твэл,
Красив ты будешь и умел.
Проявляя свой характер, 
Должен прыгнуть прямо в кратер.
Будет это погруженье
За добро твоё сраженье.
Смелость города берёт,
С песнями шагай вперед.

Время быстро птицей мчится,
Время слушать небылицы,
Как добро побило зло,
Дуракам как повезло.
Как тянули дружно, крепко –
Вытянули только репку.
На печи сидел кто век,
У того везде кэшбэк.
Если станешь меньше кушать,
Будешь сказки больше слушать,
Будешь сыт, обут, одет,
Проживешь еще сто лет.
Присказке конец сейчас – 
Сказка снова началась.

И, как хвост всё предсказал,
Случился сказочный финал.
Твэл в Реактор погрузился,
В богатыря он превратился.
А у самого у края 
Ждала Энергия крутая.
Союз богатыря и дивы
Долгим был и был счастливым.
В любви и здравии прожили,
Людям свет, тепло дарили.

Сказка есть всегда урок,
В сказке есть всегда намек:
Не родись, дружок, красивым,
А родись трудолюбивым
И с «Пять С» и с ПСР
Ты возьмешь любой барьер.
Не сиди с утра в «Тик Токе»,
Иди к знаниям глубоким.
Стремиться нужно и уметь
За горизонт всегда смотреть.


«Твэл». Шатова Ирина, 17 лет. Преподаватель: Полякова Ж.С. Студия искусства «Акварель» 



Сороколетова Марина Федоровна, 
учитель, педагог дополнительного образования школы № 49

Элемент


Представьте, друзья, теоретически...
Однажды собрался парламент химический.
Каждый большой важности элемент! 
Магний, Уран и прочий сегмент!
Менделеева таблица, так сказать, во всех лицах...
И, как водится, хвалится!

Первым вскочил Кислород, опередив весь народ:
– Позвольте, мои друзья, первым начну я. 
Я – элемент самый распространенный, 
на вечную жизнь обреченный!
Я – живых клеток составная частица, 
со мною вряд ли кто сравнится!

Воскликнул Водород: – Не факт! Несправедливо! 
Как же так!
Я самый легкий и прозрачный! 
И номер первый, однозначно!

– Ну, джентельмены, обалдеть! 
– воскликнула с галёрки Медь,
– Во мне всё очень гармонично,
я розова, мягка, пластична!

Тут благородные металлы 
решили вместе править балом...
Вскочили Золото и Серебро...
Себя хвалили заодно.

Звучало доводов немало. 
И каждый на себя тянул одеяло.
И каждый зло шёл на таран, 
лишь скромненько молчал Уран.

Поддавшись общему волненью, 
Парламент огласил решенье:
– Раз каждому здесь голос дан, 
пускай речь молвит и Уран!

Уран смущенно: «Ну, тогда...
Мой номер 92...
Друзья, как ни парадоксально, 
я обладаю массой максимальной...»

Меня с любовью добывают, 
давно секрет добычи знают... 
И очищают, и обогащают, 
и... закись-окись получают. 

Металлический Уран 
и мои соединения 
нашли своё применение!
Ядро нейроном облучается, 
огромная энергия выделяется.

С виду – среди неприметных,
а топливо для двигателей ракетных!
Могу топливом, могу оружием служить, 
могу мирным, могу опасным быть!

И, всем на удивление, 
я – непредсказуемое явление!
Ядро Урана при облучении – 
предмет для глубокого изучения!
Я – начало новых отраслей 
века прогресса и скоростей!
Я – феномен среди элементов! 
Достоин ваших аплодисментов!

Тишина... Зал затих на мгновенье...
И... шквалом посыпались обвиненья:
– Топливные радиационные отходы...
– По обогащению дорогостоящие работы...
– Да, скажем прямо, и даже боле...
– Мала топливоиспользования доля...

– Посмотрим через правды призму...
– Уран токсичен для организма...
– Трудности в сохранности ядерных материалов...
– «Могильники» отработанного Урана – тема для скандала...

И... И... И закончились обвинения... Тишина...
Зал затих на мгновенье...
Тут Уран расправил плечи и прервал степенно речи:
– И тем не менее... Какие бы ни были мнения,
Несмотря на своё долголетие, я – история XX столетия.

Тут простая арифметика: за мной – энергетика! 
За мной – техника! За мною – наука! 
За мною – мировая порука!

За мной, наконец, ТВЭЛ, 
как бы кто из вас ни хотел...
А ТВЭЛ знает, как ядерную безопасность 
поднять и предприятиями цикла 
управлять!

Множество ядерных новинок...
Мировой рынок...
И, позвольте, ещё внесу ясность...
Национальная безопасность!

Уран смущенно: «Ну, тогда...
мой номер 92...
И никакого нет секрета: 
мною названа планета!».

– Ну, если это не обман, 
чтоб жили все мы, как Уран!
И еще масса комплиментов 
и от души аплодисментов.

Читатель свой домыслит вывод. 
Живем мы в атомный период. 
И голос космоса мы слышим. 
И сказки атомные пишем.

Представьте, друзья, теоретически... 
Однажды собрался парламент химический.
Каждый большой важности элемент! 
Магний, Уран или прочий сегмент!


«Элемент». Никонова Василиса, 15 лет.  Преподаватели: Колесникова Т.И., Таланкина Н.С. Студия искусства «Акварель» 



Спасибо отделу по связям с общественностью АО "УЭХК" за предоставленные материалы.
Сказки Атомного периода, росатом, сказка, уэхк, поэзия новоуральска, Новоуральск, стихи новоуральска

Добавить комментарий




Похожие публикации


Наверх